Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: моё (список заголовков)
13:54 

Учусь жить по-своему.
«Игра с Судьбою»
Хочется бросить кости на стол,
Выкинуть дубль в свете свечи.
Вот бы попался в колоде король,
Что бы забрать от свободы ключи.

Но волей судьбы ты прикован к игре.
То черный, то белый ты в жизни своей
И пешки, порой, важней королей,
Но шах мне не сделать старушке Судьбе.

Она мне закроет глаза руками,
Заставит искать по звездам души.
И я побегу за шальными огнями
Туда, где напрасны от счастья ключи.

@темы: Моё

08:30 

Учусь жить по-своему.
День.

Солнце. Утро. Постель.
Ветер. Губы. Рука.
Взгляд. Касания. Рай.
Кофе. Дым. Тишина.
Завтрак. Лучик. Туман.
Небо. Я. Дождик. Ты.
Смех. Фонтан. Капли. Шаг.
Парк. Улыбки. Цветы.
Сигареты. Луна.
Звезды. Губы. Вдвоем.
Взлет. Подушки. Глаза.
Город. Окна. Балкон.
Двое. Запахи. Жизнь.
Чувства. Скорость. Слова.
Ты. Созвездья. Я. Ночь.
Кофе. Дым. Тишина.


/17.02.07/

@темы: Моё

20:36 

Разговор с Ангелом

Учусь жить по-своему.
- Ты плачешь?
- Нет.
- Тогда почему у тебя щеки мокрые?
- Мне грустно.
- Почему?
- Потому что ты не рядом.
- Я всегда рядом.
- Почему я тебя не вижу, не могу прикоснуться?
- Это глупо. Я Ангел, и ты не можешь меня видеть.
- Вот это глупо!
- Почему?
- Смысл быть Ангелом, если нельзя даже посмотреть в глаза.
- Я смотрю в твои глаза. Они прекрасны.
- А я никогда не смогу увидеть твои!
- Это так для тебя важно?
- Глаза – отражение души.
- В моих глазах ты увидишь свою Судьбу.
- Я не верю в Судьбу.
- Напрасно.
- Я верю в Случай.
- Это не логично. У тебя есть выбор, предписанный судьбой. Случай – это лишь повод.
- И все равно…Почему эта твоя судьба так несправедлива?
- Ты ведь хочешь, что бы перед тобой появился не я. Он.
- Наверно…
- Тогда почему злишься на меня?
- Потому что я устала просто ждать.
- Сделай что-нибудь сама.
- Не могу.
- Почему?
- Мне трудно сделать шаг к нему навстречу.
- Что тебе мешает?
- Моя гордость и глупость.
- Ты еще совсем маленькая.
- Он так же думает. Поэтому мне грустно.
- Это хорошо, что в душе ты еще ребенок.
- Что в этом хорошего?
- Ты можешь смотреть на мир с улыбкой.
- Но на меня смотрят как на маленькую.
- Это хорошо.
- Мне так не нравится!
- Когда станешь взрослой, ты поймешь.
- Я хочу все понять сейчас!
- Ты действительно еще совсем ребенок.
- Я хочу любить!
- Ты итак любишь.
- Хочу, что бы он любил.
- Все в твоих силах.
- Я знаю. Но он меня избегает.
- Почему ты так решила?
- Потому что он меня избегает.
- Ты не логична.
- Знаю.
- Позвони ему.
- Он не берет трубку.
- Значит, он занят.
- Он сбрасывает.
- Он просто занят.
- Ты меня успокаиваешь.
- Я предполагаю. Это самый вероятный вариант.
- Тогда что мне делать?
- Ждать.
- Мне надоело ждать.
- Тебе больше ничего не остается.
- Грустно.
- Не плач.
- Я не плачу. Они сами.
- Не думай об этом.
- Не могу…Я люблю.

@музыка: Nightwish

@настроение: you were my first love...

@темы: Моё

16:38 

Учусь жить по-своему.
Ну вот. он снова мне снится...
Ну кто придумал такое? Хотя, это было так приятно... целоваться с ним во сне))) хоть и не в первый раз. в смысле, во сне....
Блин, ну что ж такое-то!


Хочу любимого
Немного странного,
И, может, юного,
Слегка наивного,
Родного, нежного,
Уже забытого,
Но все же милого,
Небесномягкого,
Может внезапного,
Степного, вольного,
Слегка шикарного,
И где-то строгого,
Как пламя - жаркого,
Как мир - бескрайнего,
Как сон - приятного,
И жизнь - степенного.
Хочу любить.

@настроение: запуталась.... во всем...

@темы: Моё

18:55 

Очередное-непонятное...

Учусь жить по-своему.
Дождь.

Бескрайнее поле
И будто на воле
Бежит бесконечность
В бескайнюю ночь.

И старые роли
Килают в неволе.
Здесь целую вечность
Падает дождь.

Бриллиантами капель.
Как кладоискатель
Бежит человек
Сквозь стену дождя.

Браллианты на платье.
В мерцанье двух капель,
В сплетенье двух рук.
Вдох - Выдох - нельзя.

И в шелесте леса,
И в омуте блеска
Ты хочешь тонуть,
Ты хочешь лететь.

Средь этого шума,
Средь тверди и неба
Тебе бы вздохнуть,
А мне бы сгореть.

@музыка: Ольга Арефьева

@темы: Моё

20:59 

Учусь жить по-своему.
Написала, так уже давно хочеться...
Только не пытайтесь понять это стихотворение. почувствуйте его...
там сильно замудренного смысла.
только эмоции...

Снег.

Белые мухи
Шептали мне слухи
О том, что твориться
На этой земле.

Белые мухи
Летали как духи,
Мечтая разбиться
Слезами во мгле.

Жемчужины мира
Смотрят тоскливо
На души живущих
Под небом седым.

Жемчужная лира
Звучала уныло
В уши идущих
Под небом слепым.

Волшебное царство,
Где без злорадства
Живет и ликует
Другой человек.

Людское коварство
Живет без лекарства.
Но нас не минует
Ласковый снег.

@темы: Моё

19:29 

Учусь жить по-своему.
Арлекин.

Веселый звон бубенчиков
На ярком колпаке,
И молодое личико -
Улыбка на лице.
Твой смех волшебной музыкой
Струится по толпе.
Твой образ, ночью спутанный,
Мелькает в синиве.
Средь силачей и фокусов,
Жонглеров и зверей,
Смеешься ты тем образам,
Что видишь у людей.

Но под веселой маскою
Ютяться страх и боль:
Страх - от толпы бесбашенной,
Боль - от разлук со мной.

@настроение: ты Шут, ты Арлекин, ты просто Смех....

@темы: Моё

19:29 

Учусь жить по-своему.
Ты видишь эти спины? Тогда зачем? Зачем ты идешь за ними? Они врут, что с ними ты свободна. Правда в том, что только ты вершишь свою судьбу. Так оглянись! Мир вокруг тебя – он прекрасен. Ты творишь его. Но ты, как собачка, бежишь за людьми, которые приковали тебя к себе. Жесткие ремни стягивают запястья, лодыжки, шею. Их не видно, но они стягивают до крови, заставляя стонать от боли. И люди, ведущие тебя, обижаются, видя, как ты падаешь на колени и просишь их отпустить. Они кидают тебе в лицо поводок и гордо уходят. Ну, зачем? Зачем ты их зовешь? Зачем просишь их вернуться? Зачем унижаешь себя? Зачем втаптываешь себя в грязь? Неужели тебе нужны поводыри? И тебе вновь закрывают глаза и ведут. Нет, не за руку, на поводке. Прошу, сними с себя оковы, сдерни полог тьмы, подними свою гордость с колен. Да, люди уйдут, тебе их не вернуть. Значит, они не нужны тебе, значит так надо. Не смотри им вслед. Лучше помолись за них. Иди своей дорогой. И если на твоем пути встретятся люди, возьми их за руку, и идите вместе, плечом к плечу. Иди по жизни легко…

@темы: Моё

19:24 

Учусь жить по-своему.
Прошу не молчи! Скажи –
Неужели все зря и напрасно?
Твоя немота режет словно ножи.
А все могло быть настолько прекрасно…
Мы могли быть вместе всегда,
Я могла быть твоею вечно.
Я не верю, что это судьба,
Но меж нами лежит вся вечность.
Я кричу, но крика не слышно,
Звук лишь меркнет в пугающей тьме.
Для тебя может быть все так спешно,
А я не спокойна во сне.
Ты и там находишь меня,
Ты приходишь и будешь все, что забыто!
Неужели это моя стезя?
И подушка моя вся слезами залита.
Я должна бы от счастья рыдать,
Что люблю и могу быть любимой.
Но слезы все продолжают капать,
Вызванные одной лишь причиной…
И причина – этот юноша странный,
Чьи слова, словно пламенный лед,
Чей образ всегда для меня желанный,
Чьи губы сладки словно мед.
Так скажи три слова, чего тебе стоит?
Улыбнуться, сесть рядом со мной,
Приподнять одну бровь и с ветром поспорить
О том, что на веки ты мой.

@темы: Моё

19:21 

Учусь жить по-своему.
Ангел.
Девушка шла по ночному, унылому городу. Город промок и продрог. Светила уже почти исчезнувшая луна, часто прячась за серые, плаксивые облака. Дома, как скалы, в огромных каменных джунглях. Многочисленные огни магазинов заменяли звезды, которые давно покинули это место. Вода была везде: в небе, под ногами, в воздухе. Девушка шла по улицам, не замечая её. Она к ней привыкла. Старая олимпийка промокла насквозь, кроссовки давно расклеились, руки были зря спрятаны в полные воды карманы. Голова её была пуста. Ни мыслей, ни размышлений – ничего не было. Ей было уже все равно. Куда идти? Сейчас уже некуда. Как дальше существовать? Все равно. У неё теперь только одна дорога и целая жизнь, что бы по ней идти.
Девушка ступила на уже знакомую мостовую, она ведет к мосту. Луна в очередной раз сбежала от промокшей реальности. Прохожих не было. Она была одна, наедине с водой. Вода стала её стихией, без неё девушке становилось дурно. Вот и мост. Девушка остановилась и бросила безжизненный взгляд в темные воды. Бурлящие потоки мчались в неизвестность, искрясь и переливаясь. Вода манила и завораживала. Зрачки девушки расширились. Она облизнула итак мокрые, соленые от дождя губы.
- Даже не думай, - раздался рядом, но как будто издалека, чей-то голос.
Девушка медленно и обреченно повернула голову. Перед ней стоял высокий человек в длинном плаще и широкополой шляпе. Девушка сощурилась, пытаясь разглядеть глаза, но злодейка луна не спешила осветить своим тусклым сиянием лицо незнакомца.
- Простите… - голос её охрип, она говорила с трудом.
- Зачем тебе туда?
- О чем вы?
Мужчина сделал шаг к ней. Девушка отшатнулась, чуть не упав в грязь и лужи мостовой, оперевшись о перила моста. Луна выползла из своего укрытия, заинтересованная происходящим. Её мерцание осветило лицо незнакомца. Бледная кожа, но совсем не мертвецки, а скорее нежно-белая; его губы, тонкие, темно-алые, не улыбались и не скорбели; глаза мерцали всеми цветами радуги и переливались в такт потокам воды под мостом. Мужчина сделал еще один шаг. Девушка осталась на месте, и лишь вцепилась холодными пальцами в железные перила.
- Кто вы?
Тут тень улыбки скользнула по лицу мужчины. В его глазах она увидела свои глаза и только сейчас поняла, насколько она сама разочаровалась во всем, сколько отчаянья было там, в глубине её глаз.
Мужчина развернулся и большими шагами пересек половину мостовой, оказавшись посередине дороги. Он вскинул голову вверх. Мгновение – и поднялся ужасный ветер. Он срывал листья с деревьев, трепал промокшие волосы и одежду девушки. Она обхватила плечи руками, не отводя взгляда от мужчины. Шляпа упала на мостовую, и её куда-то унесло. Сзади раздался громкий всплеск. Девушка обернулась. Это река. Она как будто взбунтовалась: её воды заглатывали целые куски набережной, брызги вели войну с дождем, поднимаясь к самому небу.
И тут зазвучал голос. Не мужчины. Это пел хор. Сладкие звуки поплыли сквозь этот хаос, разрезая его, словно ножом. Тучи над мостом стали рассеиваться, луна поспешила избавиться от глупых, серых облаков. Показались звезды. Этот город давно их не видел. Они сладко мерцали в вышине. Это они пели, пронося сквозь дождь свою песню.
И в тот момент, когда луна очутилась над мостом, ветер, казалось, сейчас станет срывать деревья, а звуки песни становились все громче, мужчина сдернул плащ, и вспышка света ослепила девушку. Она прикрыла глаза рукой, но свет пробивался сквозь пальцы, проникая в самое сердце и разум. И когда сияние стало приятно-мягким, девушка решилась вновь посмотреть на незнакомца. Но его там уже не было. Там стоял ангел. Сияющие, белые одежды слегка колыхались, белые, серебристые волосы развивались в порывах ветра, глаза улыбались ей. А за спиной – два белоснежных крыла.

@музыка: Hi-Fi "Беспризорник"

@темы: Моё

14:07 

Учусь жить по-своему.
Огонь.

Скрип спички о бок коробка. Зарождение огня. Рыжий свет на секунду озарил юное лицо и остался светлячком в руках. И он полетел. Темные старые камни стали проявляться в темноте комнаты. Спичка оказалась в аккуратно сложенных дровах, освещая конструкцию изнутри. Несколько мгновений пламя привыкало к новой обстановке, а затем стало расти, развиваться. Она охватило поленья, и комната в комнате раздался первый треск. Камин озарился светом, жизнью.
Сперва, неровные языки пламени огибали дерево, стараясь взлететь, бросая вверх искры. Затем пылание огня стало ровным размеренным, треск завораживал, тени в углах комнаты не пугали, а, скорее, восхищали.
Огонь. Теплое, нежное пламя. Ровное и успокаивающее сияние, Мелодичная музыка дров и танго огня. Вечное танго.

@темы: Моё

11:23 

Тень.

Учусь жить по-своему.
Я вхожу в зал. Он пуст и темен. Странные тени скрываются в углах. Свечи рыжим светом озаряют каменные стены зала. Тяжелые портьеры глухо задернуты. В середине зала проявляются очертания черного, блестящего рояля. И тень. Я не могу разглядеть его лица. По залу льются мелодичные и потрясающие всю мою сущность звуки.
Я подхожу ближе. Бледные руки с тонкими длинными пальцами умело шагают по клавишам. Темные, даже черные, волосы струятся по плечам и спине. Бархатный, черный камзол мягко окутывает величественный стан.
Я медленно обхожу рояль, затаив дыхание. Я слышу, как моё сердце бьется в такт музыке, как закипает кровь у меня в жилах.
Это он… Я не могу поверить своим глазам…

«Кто же ты, юноша, красивый, странный?
Темные волосы, тонкие губы.
Ты для меня ведь такой желанный!
Где же ты, не уходи…»


Сколько раз он следил за мной в моих снах, сколько раз я представляла себе его, и никак не могла запомнить. И лишь эти большие, бездонные глаза. Да, это его глаза. И вот он сидит и улыбается, как может улыбаться только он, и играет так, как никто в этом мире… А что, если я сплю?...
- Возможно, – его голос влился в музыку, уносясь куда-то к потолку.
У меня в груди все содрогнулось, когда его большие, карие глаза посмотрели на меня.
- Простите?... – только и смогла сказать я.
- В этой жизни все может быть. И Ключ к Жизни в твоих руках. – Он прекратил играть, и у меня в груди стало так пусто и уныло. А он лишь улыбнулся и встал, подходя ко мне.
- Позвольте пригласить вас на танец!
- А музыка?… - пересохшими губами спросила я.
Он вновь улыбнулся и щелкнул пальцами. Как же все-таки прекрасна эта мелодия!
Я вглядываюсь в его черты лица: тонкие губы ласково мне улыбаются, бледная кожа кажется белой на фоне камзола, тонкий, красивый нос и большие карие глаза.
Я глубоко вздохнула, чуть не утонув в них.
Он протянул мне руку. Я медленно положила свою руку сверху. Он притянул меня к себе, нежно обнимая за талию. И я тут же уловила в музыке ритм. И мы поплыли по залу. Передо мной сливались и так расплывчатые очертания зала. Через некоторое мгновение я уже совсем забылась, глядя лишь ему в глаза. Для меня ничто и никто больше не существовал, кроме него.

"Словно тень, он ходит за мной по пятам,
Наблюдая и увлекаясь.
Он никогда не внемлет моим словам:
Перестать играть, изменяясь.
То он предстанет юношей милым,
А может быть стариком,
Сейчас он кажется самым красивым,
А завтра меня бьет кнутом.
Его непосредственность меня убивает!
Когда же ты станешь таким,
Каким ты меня манишь и пугаешь?,
Кокой ты мною любим!"


@темы: Моё

21:45 

Колокол

Учусь жить по-своему.
Комната.
Из мебели лишь пара стульев по периметру, да старое пианино в углу. Окна плотно задернуты тяжелыми, плотными шторами. Свет попадает лишь из соседней комнаты
размытыми лучами, освящая только часть комнаты, оставляя другую в полумраке.
Девушка.
Её глаза закрыты, уголки губ слегка тронула улыбка. Волосы распущены и полностью убраны назад. Голова то наклоняется назад, то, вызывающе вскинув подбородок - вперед. Она полностью расслаблена и, мыслями она уноситься, куда-то далеко от этой полупустой комнаты с приглушенным светом и медленно, приятной музыкой.
Люди.
Они стоят ровным кругом вокруг неё. Ноги слегка пружинят, руки всегда наготове. Глаза следят за каждым движением девушки, которые становятся расплывчатыми в сумраке комнаты. Их движения легки, но наполнены напряженностью.
Она движется из стороны в сторону, касаясь ладоней друзей, как язык колокола касаться его внутренней стенки. Из стороны в сторону.
Вправо... Бам... Влево... Бам...
Бам... Бам... Бам....

@темы: Моё

18:35 

Учусь жить по-своему.
Окно.

Ночь. Город. Яркие огни. Он сидел в полумраке комнаты, заворожено глядя на фейерверк магазинов и ресторанов, паутину улиц за окном. Рядом тускло мерцал экран компьютера, постель уже который день не заправлена, упаковка от пиццы на табуретке, на полу полная пепельница с недокуренной сигаретой, в наушниках успокаивающие мелодии Энигмы.
Он поднял стеклянные глаза к звездам, который еле виднелись среди небоскребов, затмеваемые огнями города.
Ветер распахнул створки окна, разметав обросшие каштановые кудри юноши. Легкие, блеклые шторы разметались в стороны как крылья. Окно казалось единственным ярким пятном в мрачном мире комнаты. И в то же время оно соединяло два совершенно разных мира: безнадежный, мрачный, пустой мир комнаты, где не осталось ничего кроме усталости; и мир красочный, живой, бурлящий, мир, где не знают ни усталости, ни разочарований, ни боли. Там живут сегодняшним днем, не задумываясь ни о будущем, ни о прошлом.
Две противоположности, две половинки, две реалии. Они не могут существовать порознь, ибо без первой не будет другой. Не бывает полностью хорошо или плохо.
Юноша встал. Музыка перестала играть в наушниках, но она ещё звучала в разуме и сердце. Он отбросил плеер в сторону и медленно подошел к окну; не моргая, юноша смотрел куда-то дальше огней и мерцаний, в самую глубь, самую суть. Она была так притягательна, так заманчива, что парень встал босыми ногами на холодный подоконник, не замечая ни порывов ветра рвавших волосы и рубашку, ни бесконечных тринадцать этажей под ногами. Он видел лишь ту манящую реальность, к которой он так стремился, к которой хотел уйти.
И он сделал шаг.



P.S. Собственно, это иммено то, что начала Оками. Прочитав, можите оставить слово, даже кто уже говорил...

@темы: Моё

20:43 

Учусь жить по-своему.
Прости.

Они шли по холодному, ночному городу. Они молчали. Им не о чем было говорить. Нет, их многое связывало, но… Сейчас лучше помолчать. Всё, что можно, уже сказано.
Знакомые места, они уже гуляли здесь. Но тогда всё было по-другому. Они были хорошими друзьями: он не раз вырывал из её рук бритву, не давая покончить с собой, она приносила апельсины в больницу и давала приют в трудные дни.
Но теперь этого не вернуть. Он её сильно обидел, она никогда не сможет его простить. А он не попытается это изменить. Как будто, так и должно быть…
Вот – за поворотом их пути разойдутся, и, кто знает, может навсегда. Остановились. Снег. Первый снег в этом году. Снег, как зритель, выжидательно падал на асфальт, деревья, их одежду.
- Пока, - он протянул ей руку.
- Пока.
- И это всё?
- Да… - немного помедлив, она обняла его на прощанье.
Он оттолкнул её и резко развернулся. Но она успела заметить блеск в его глазах. Он изо всех сил сдерживал слезы. Она тоже была на грани.
- Пока… - повторил он уже дрожащим голосом и пошел. Быстро, в темноту улицы. И снежинки, как будто насквозь, проходили сквозь его тело, тая у самой земли.
- Прощай… Прости…


P.S. Я знаю, что человек, которому это адресуться всё-равно не придет сюда, но тем ни менее, хочеться высказаться.

@музыка: заунывный голос физички

@настроение: обидно и грусто, и жалко. жалко прошлого

@темы: Моё

13:32 

Учусь жить по-своему.
От ненависти до любви.

Представьте: теплую летнюю ночь, желтый диск луны, редкие, но яркие звезды, мягкая высокая трава вокруг, сколько могут увидеть глаза. Но это спокойствие и безмятежность нарушает небольшой отряд в темно-синих плащах. Они бесшумно ступают по рыхлой земле, аккуратно раздвигая листья травы. Три человека, три маленькие фигурки пол ночи идут они в надежде добраться до лагеря капитана Сэмуила, в кругах его воинов – просто Сэм. Этот человек уже на протяжении трех месяцев терзает народ теплого Юга своим грабежом.
И вот, король собрал самых лучших бойцов и отправил их убить его. В отряд вошли: Александрия, лучший снайпер на всем Юге; поговаривают, что она введет дружбу с гномами, которые и смастерили для неё самый меткий арбалет в мире с самыми острыми стрелами, которые никогда не пролетают мимо цели. Верония искусно владеет глефой, подарком вольных; ходят слухи, что и она сама не без вольности в крови. И последний член отряда – никому неизвестная. Она всегда ходит в плаще с капюшоном на голове. Она скрывает свою кожу под одеждой, даже на руки она одевает перчатки. И лишь огненно рыжие волосы в беспорядке ложатся на грудь и плечи девушки. В руках она всегда держит посох из самой прочной древесины, а на верхушке – шар, который, в зависимости от того, какой магией пользуется его обладательница, становиться то нежно-голубым, то огненным, то белым, как ранний снег, то чернее облачного ночного неба. В народе говорят, что она никому не показывает лица из-за своей врожденной уродливости, кто-то говорит, что у неё голова зверя и руки в шерсти, кто-то… в общем много чего говорили, но никто не знал правды.
И вот сейчас они пробираются по зарослям травы, напрягая слух, зрение и обоняние на полную. Но вдруг, идущая впереди Алекса резко остановилась и вытянула голову, что бы посмотреть над листьями травы.
- Что-то есть? – оглядываясь, спросила Верона.
- Тссс… - звук сопровождался жестом (думаю, всем понятно, каким.)
Алекса Осторожно вытащила стрелу, вложила в арбалет и, показав жестом, что они должны оставаться на местах, пошла вперед. Несколько мгновений Верона и незнакомка стояли спиной к спине, вглядываясь в гущу темно-зеленой травы. Затем раздался глухой звук, как будто ударили чем-то тяжелым по голове. За этим последовал шум падающего тела, и снова наступила тишина. Немного приподняв голову, магичка прошептала какие-то слова, и её посох еле-еле засветился голубовато- белым. Верона встала в боевую стойку, напрягая все мышцы. И тут началось шевеление. Вокруг замелькали тени. Они бесшумно, огромными прыжками кружили вокруг путников. Верона пыталась уловить силуэты того, с чем ей наверняка придется сражаться, и предугадать нападение, но лишь заработала головную боль. Она вся вспотела, и древко глефы стало больно впиваться в ладони, через кожаные перчатки.
Магичка в свою очередь стояла как изваяние, и лишь губы её беззвучно шевелились, а посох все больше наливался синевой. Но после где-то пяти минут, тени исчезли. Так же неожиданно, как и появились. Верона немного прикрыла глаза и вытерла пот со лба.
- Вроде ушли… - она обернулась, и увидела лишь колыхающиеся от ветра листья травы. – Эй!... Эй!!!.........
Верона напрягла слух и осторожно повернулась на 180 градусов. И тут же чуть не вскрикнула оттого, что ей пришлось увидеть. Это даже нельзя было назвать животным, это было самое страшное существо на свете. Заглядевшись на это, она не заметила еще одно, что подошло к ней сзади совсем бесшумно, как эльфы, и обрушило своё оружие, похожие на огромную палицу. Последнее, что видела Верона, это две уродливые морды, склонившиеся над ней, издавая самые противные звуки, какие только может издавать это жалкое подобие рта.

Магичка бежала по полю со скоростью рыси. Её плащ развивался у неё за спиной как крылья, а капюшон выглядел как парус. Огненно рыжие волосы девушки развивались под порывами ветра. Руку с жезлом она вытянула в бок, а другой держалась за эфес шпаги, которая висела у неё на поясе. Было такое чувство, будто она касается земли самыми носочками сапог, или даже просто летит.
Краем глаза магичка видела несколько теней, которые преследовали её от того места, где она разминулась со своими путниками. Магичка резко свернула вправо, выкрикнув что-то на языке, похожем на эльфийском, в этот момент камень в её посохе резко стал густо-красным и снова погрузился в синь. И тут же половина тварей, не успев затормозить, врезались в невидимый щит и вспыхнули как спички, упав на землю кучками пепла. Оставшиеся в живых с легкостью обогнули щит и устремились за бегуньей, которая где-то впереди сверкала своим посохом.
Заметив, что её преследователи снова начинают её нагонят, магичка резко остановилась и стала что-то бормотать, медленно поворачиваясь к тварям. Вокруг неё сгущался воздух, и волосы огненной волной поднялись вверх, как и плащ. Существа с детским любопытством подходили всё ближе и ближе к маленькой ведьмочке. С каждой секундой голос девушки набирал громкость и, в конце концов, она резко замолчала и, так же резко открыв глаза, завершила своё заклинание. В этот момент её шар прояснился, и от него пошла волна, пригнувшая к земле заросли травы. Твари в испуге попятились, но убежать от этого не моли. Их собрало в воздушный пузырь. Всех. Затем шар стал уменьшаться в размерах, пока существа не стали реветь от боли. Магичка только усмехнулась и оставила их, стонущих и кричащих, на растерзание… сжатие воздуха. А сама продолжили свой путь по направлению к лагерю капитана.
В это время в лагере разбойники пировали, празднуя очередную победу над солдатами юга. Кругом были пьяные рожи, костры, пустые и на половину полные бутылки, в дальних уголках лагеря можно было заметить девушек легкого поведения, которые добровольно пришли сюда из разграбленной деревни или города и которые теперь разъезжают вместе с разбойниками, доставляя им массу удовольствий. В центре лагеря стоял большой шатер капитана. Он раскрашен кровью убитых горожан. Капитан, как и всегда, был в компании очаровательных наложниц, которых никто из разбойников никогда не видел в лицо. Девушки прибывали только в шатре с хозяином, и видел их только Сэм и самые близкие его друзья.
Но в эту ночь, Капитану не хотелось развлечений, он знал, что к его лагерю идет небольшой, но очень сильный отряд. И среди наемных убийц есть одна, с которой он жаждал встречи всю свою жизнь. Она не была похожа на всех женщин, которых Сэм видел, а видел он многих, и воительниц, и магичек и снайперов и простушек. Но все они были предсказуемы для него. А вот к ней его тянуло и в то же время она его пугала. И вот она уже совсем близко, Капитан чувствовал это, и не мог ни о чем думать кроме неё.
Вдруг, трава около одного из палаток раздвинулась, и огонь осветил стройный силуэт девушки. Она была одета в кожаные доспехи, сапоги до колена со шнуровкой на боку, небольшие перчатки и развивающийся под ветром плащ. При виде её лица у разбойников волосы на руках встали дыбом, и по спине пробежал холодок страха. Они в немом крике открыли рты, ожидая от внезапной гостьи атаки. Но она лишь спросила, каким-то не человечески рычащим голосом, где их хозяин. Все тут же показали в глубь лагеря, где над другими шатрами возвышалась кровавая обитель Капитана. Девушка посмотрела туда, куда они показывали, и пошла вперед, не убирая шпаги из рук и сильнее сжимая посох. От шара исходил белый, как молоко, свет.
- Я пришла! – крикнула она, подходя к шатру. – Ты ведь знал, что я приду, так что же ты не встречаешь свою гостью?
В глубине шатра послышались шаги, и на свет костров вышел он. На капитане была обыкновенная холщевая рубашка, расстегнутая и распахнутая, темно-коричневые штаны и высокие сапоги. Длинные черные волос волнами ложились на мощные плечи главаря. Его карие глаза стали совсем черными, а одна бровь немного поднялась, когда Сем увидел, в каком виде стояла перед ним она.
Теперь при свете множества костров можно было лучше разглядеть нежданную незнакомку. Сапоги её были чистыми, будто бы она и не вставала в замерзшую ночную землю, когда бежала по полю; на её темно-коричневом кожаном поясе красовался герб неизвестного государства (не известного в этом мире…); кожаный корсет был немного развязан вверху, да и вид у него был уже изрядно поношенный; темно-зеленая блуза была расстегнута на две или три пуговицы, показывая всем небольшой медальон, явно таящий в себе какую-то тайну, но естественно, разбойники даже не заметили медальона, все уставились на соблазнительные формы девушки, все, кроме капитана; поверх блузы была накинуты черная курточка с расклешенными рукавами; плащ шумно колыхался за спиной девушки; огненно-рыжие волосы аккуратно ниспадали на её полуголые плечи; желтые глаза со зрачками-щелочками пристально смотрели на Сэма.
- Посмотрите, кто к нам пожаловал! – после секундной паузы сказал Капитан, сделав шаг в сторону. Он улыбнулся и вежливо поклонился.
Немного сузив глаза, девушка-волчонок бросилась к нему, поднимая по пути над собой руку со шпагой и откидывая назад руку с посохом. Но застыла над Сэмом, округлив глаза и смотря куда-то в сторону. Оттуда, из темноты, две омерзительные твари вытаскивали на свет двоих людей, закутанных в плащи. Девушка их узнала. Это были те воительницы, что пошли вместе с ней. Но они не были магичками, и поэтому не смогли устоять в бою с этими тварями.
- Видишь, твои подруги теперь – мои пленницы. Так что ты собиралась сделать? – отвратительным голосом поинтересовался Капитан. Он стоял уже за спиной у девушки, разглядывая посох.
- Ты, ублюдок! – шепотом сказала она. Но затем добавила, - Мне они безразличны, – с трудом произнесла девушка.
- Да ты что! – Сэм подошел к одной из пойманных и откинул ткань. Это оказалась Верона. Её волосы намокли от крови, её явно ударили чем-то тяжелым, но она всё ещё слабо дышала. – Значит, я могу убить их?
- А что это тебе даст? – как можно равнодушно спросила волчица.
- А зачем они мне? – вопросом на вопрос ответил Капитан. – Если я не ошибаюсь, они присланы, что бы убить меня. Как и ты.
Наступила неловкая пауза, но она оказалась только на руку магичке. В уме у неё уже звучало заклинание. Но что бы сплести его до конца, ей надо было сосредоточиться, и девушка закрыла глаза. Заметив, что шар на посохе стал заливаться кроваво-красной краской, лицо Сэма помрачнело.
- Что вы стоите? Схватить её! Она не должно закончить заклинание! Заберите у неё посох!
По толпе пронеслась волна возмущения. Но после секундной задержки, к девушке подбежало семеро разбойников. Они схватили волчицу и силой посадили на колени. Та, в свою очередь, скривилась как от сильно боли, но глаз не открыла. Тогда Сэм подошел к магичке и, взяв у рядом стоящего шатра ведро с водой, выплеснул всё на неё. Девушка закричала не человеческим голосом, а кому-то могло показаться, что она воет, высоко подняв голову. Разбойники, держащие её, шарахнулись от неё, но веревки, которыми успели её связать, не отпустили.
- Теперь тебе лучше? – Капитан сел на корточки и посмотрел в желтые разъяренные глаза волчицы. Похоже было, что только Сэм знал, что заклинание, которое девушка пыталась сотворить, было огненной природы, именно поэтому вода принесла ей огромную боль. – Отведите её ко мне. Мне надо её допросить.
- Я понял! – ответил разбойник, к которому обращался Сэм. Сказал он это с такой хитрой мордой, что всем вокруг стало понятно, как Капитан собирался допрашивать свою пленницу.
- Ещё раз скорчишь такую рожу, я прикажу срезать её с твоего лица раз и навсегда! – резко отозвался Сэм. Разбойники тут же притихли, они знали, что Капитан шутить не любит.
У девушки отобрали посох, шпагу, небольшой кинжал. С неё сняли полу мокрые плащ и курточку. Теперь волчица оказалась в проигрышном положении: она была разоружена, раздета и вся промокла (по крайней мере, сверху).
И вот они с капитаном остались один на один. В шатре горел небольшой костерок, в само середине. В темном углу можно было заметить край кровати, хотя то, на чем спали разбойники, трудно назвать нормальной кроватью: это куча мехов, наброшенные на сено и траву. Правда, спать там было одно удовольствие – тепло и мягко. Волчицу разбойники посадили на пол рядом с выходом и ушли. Она тяжело дышала, уронив голову в колени.
- Не сладко тебе пришлось.
- А ты как думаешь?!...
- Так значит, мы ещё в состоянии говорить?! – Сэм сел на корточки и поднял лицо девушки за подбородок. Та яростно посмотрела в его черные глаза, в которых искрился бешеный огонек, и со злость плюнула ему в лицо и резко отдернула голову. Капитан лишь улыбнулся и встал.
- Значит мы девушки с характером? – с иронией произнес Сэм.
- А ты о себе ещё и во множественном лице? – волчица нашла в себе силы улыбнуться.
Капитан молниеносно оказался рядом с магичкой, поднял её за связанные спереди руки и прижал к «стенке» шатра у девушки над головой. Она подняла голову и устремила взгляд своих жёлтых глаз на отважного разбойника. Он ничуть не показывал своего негодования, Сэм смотрел спокойно, с какой-то иронией. А на губах играла лёгкая улыбка.
- И что ты теперь собираешься сделать? Пытать? Отдать своим животным на растерзание, как сделал с моими спутницами? А может ты просто устал от своих наложниц, и тебе захотелось новых ощущений?...
Волчица не успела закончить. Сэм резким движением развернул её и, разорвав верёвки, скрестил её руки на груди.
- Во-первых, я не приказывал тварям убивать твоих подруг, а значит, они всё ещё живы. Во-вторых, я никогда никого сам не пытаю, тем более в своём шатре. А в-третьих, … - он наклонился поближе к лицу магички. – Я никогда не устану заниматься любовью! – эти слова он прошептал ей это в самое ухо. У волчицы от такого пыла на лбу проступил пот, но она всё ещё пыталась держать себя в руках.
- Я знала, что ты собираешься сделать. Именно поэтому я и пришла, – эти слова шокировали Сема, и он немного ослабил хватку. Неужели она так легко сдастся? -Ты изнасиловал, а потом убил мою сестру. Я пришла мстить! – с этими словами волчица наклонилась вперед и перекинула капитана через себя. Сэм со стоном растянулся на полу. Но, увидев, что девушка уже готовиться снова атаковать, он встал, и напал первый. Их схватка продолжалась достаточно долго, ведь каждый из соперников стоил другого.
Но, в конце концов, Капитан уложил волчицу на лопатки. Хотя она расцарапала ему щеку и разорвала рубашку на спине, сильно ушибла правую его ногу и разбила щеку, он одолел её. Как ни странно, но повалил он её прямо на кровать. Волосы девушки в беспорядке разметались по шкурам, лоб покрылся бусинками пота, она тяжело дышала и рубашка слишком соблазнительно обтягивала её тело.
Сэм тоже изрядно устал и немного вспотел, его взъерошенные волосы отдавали тень на лицо волчицы, кровь с губ роняла редкие капли на кожаный корсет воительницы. Они смотрели друг другу в глаза очень долго, пока Капитан не набрал немного сил и сжал запястья волчица у неё над головой в одной своей руке, а другой медленно провел по шнуровке на сапогах. Лицо девушки исказилось от омерзения, Сэм лишь улыбнулся и рывком вырвал шнур из дырочек в сапоге. Волчица изумленно смотрела на лежащий в его руке шнурок. Она даже престала вырываться. Девушка и подумать не могла, насколько сильным окажется её соперник. Только сейчас она поняла, что Капитан дрался с ней не в полную силу, но, даже не смотря на это, он опалил ей волосы о костер, и чуть не поломал несколько позвонков.
И девушка уже совсем по-другому посмотрела на своего насильника, который проделал то же самое с другим шнурком. Сэм заметил измененный взгляд волчицы, спокойный, любопытный и остановился. Он отпустил её руки и сел рядом. Девушка тоже села, не сводя с юноши взгляда. Капитан заметил в выражении её лица какую-то нежность, обаятельность. Она была очень глубоко, но она была. Ведь ещё ни один мужчина не ласкал тело девушки, не целовал эти гуды, не проводил с лаской по волнам огненно-рыжих волос. Волчица не знала любви, и находила успокоение только в боях. А молодой Капитан пробудил в ней эти чувства, и сам изменился.
Сэм поднял руку, и волчица невольно вздрогнула от неожиданности. Капитан провел рукой по её щеке. Затем прижал к себе и поцеловал. Она даже не сопротивлялась. Волчица положила руки ему на плечи и тоже прижалась к нему.
- Ты хочешь этого? – спросил Сэм, когда они снова смотрели друг на друга.
- Да…
И Капитан показал ей, что такое настоящая любовь.

Волчица проснулась оттого, что кто-то нежно провел рукой по её животу и прижал к себе. Этот кто-то был голым… мужчиной. Осмотрев себя, она поняла, что тоже без одежды. Попытавшись вспомнить, что вчера было, она вспомнила лишь, что добралась до убийцы своей сестры, и что у них была небольшая схватка. А потом… потом… О нет! Неужели она позволила ему… себя… О господи!
Девушка повернулась к Капитану. Он мирно спал, обнимая её за тали. Картина спящего Сэма немного успокоила её, это выглядела так мило, что она, сама не осознавая, улыбнулась и прижалась к нему.
Ничего! Всё в порядке! Это даже к лучшему!



Люди, скажите хоть что-нибудь...

@настроение: а какое может быть настроение после такого хентая? :)

@темы: Моё

Сочинения на тему

главная